Тоталитарное наследие СССР: российская школа

Эпиграф.

-Почему учителя плохо выглядят? У них что, нет денег на нормальную одежду?

-А кто им сделает замечание, дети?

Конечно же, главная проблема российского общества, это наследие тоталитаризма: все современные социальные системы были созданы или изменены тоталитарной машиной, которая имела лишь одну цель – контроль ради эксплуатации. Главная проблема нашего общества в том, что его институты не были созданы людьми для людей, они были созданы диктаторами ради контроля людей. Они не работают на нас, они работают против нас. В СССР формально были суды, школы, психиатрические лечебницы, но все они на самом деле были инструментами контроля.

Об одном таком инструменте, российской школе, и пойдёт речь.

Учитель, это человек, который осознано выбрал работу с детьми, понимая всю её ответственность и важность, ведь именно в школе формируется будущий взрослый. Этот человек любит и ценит детей, всегда готов прийти им на помощь.

Так должно быть. Именно так случается, когда люди сами создают институты своего общества, которые они оплачивают собственными налогами.

При тоталитаризме, ни такие учителя, ни дети воспитанные ими, не нужны и опасны. Тоталитаризму вообще не нужны школы как центры науки, а только как центры контроля населения и распространения пропаганды.

Коммунизм был создан шарлатанами, а шарлатаны прекрасно знают, как легко можно обмануть неопытных детей. Попросить, например, открыть дверь квартиры и пустить воров. Тоталитарная власть забрала у людей всё, ни хлеб, ни дети не стали исключением. С помощью контроля детей, они хотели получить контроль над российскими семьями.

Для этой же цели, влезания в семью, был использован и феминизм. Женщина получила право наравне с мужчинами гнуть спину в колхозах, а также право делать аборт, если у равноправного присутствия рядом с мужчинами появится последствие. Женщина потеряла право воспитывать детей. Эту роль взяло на себя государство.

"Нынешняя женщина не может быть хорошей воспитательницей своих детей; незачем жалеть поэтому, что современные условия передают эту роль обществу, отняв ее у женщины" — Клара Цеткин.

Из школы ребёнок должен был выносить пропаганду и базовую грамотность, достаточную для работы на заводе и использования ружья.

В школу ребёнок приносил сведения о родителях, об их поведении и словах. Болтливый ребёнок вместе со своими болтливыми родителями отправлялись в лагеря. Из школы в тюрьму, ужасная реальность советского ребёнка.

Советская школа, это инструмент контроля, в котором одни люди под угрозой тюрьмы и смерти давят других людей. Советский учитель, это человек, готовый давить детей, лишь бы не задавили его.

В этом и есть корень всех проблем, которые сейчас мучают нашу школу: у советской школы была совсем другая цель, и после падения СССР, мы это и не поняли, и не изменили.

Школа должна быть одной из опор общества, и учитель должен быть опорой ребёнка. Вместо этого, школа легла дополнительным грузом. Вместо поддержки, ребёнок получил требования, угрозы, крики, унижения, прихоти, насилие, страх, усталость. Не все выдержали, не все справились.

Ужасно страшно. Ты думаешь, что ты в безопасности, но когда что-то случается, ты внезапно оказываешься в свободном падении.

Новая власть, понимая ценность школы для контроля общества, оставила всё как есть. И даже больше, стала повышать авторитет учителя, начала говорить об учителях с придыханием. «Вы даёте путёвку во взрослую жизнь», социальная ответственность, повышение зарплат и так далее.

Когда власть говорит детям что нужно уважать учителей, а учителя при этом говно, дискредитируются и учителя и власть, всё государство.

Именно тоталитарная структура российской школы является причиной такого скотского отношения к детям. Она с самого начала создавалась как инструмент контроля, и поэтому о реакции детей и родителей никто не думал. Вы же не беспокоитесь об удобстве курицы, когда собираетесь отрезать ей голову?

Как и всем тоталитарным системам, единственный доступный ей инструмент влияния, это насилие или угроза насилия, страх. Ребёнка с первых дней пугают последствиями исключения из школы: улицы мести будете. Странное отношение к ручному труду для рабоче-крестьянской школы... При этом школу, естественно, убирают сами ученики... Хммм...

Ребёнку сразу говорят, что он должен, но никогда, что должны ему. Поэтому ребёнок должен гадать, а можно ли ему выйти в туалет на уроке? Есть ли у него такое право? Учитель, со вздохом, разрешает.

Учителя сознательно не говорят обращаться к ним в случае чего, чтобы не увеличивать себе работу. То есть как я уже говорил, ребёнок даже не догадывается, что учитель обязан ему помогать, что у него есть безопасный уголок в этом мире. Знаете, сколько проблем можно было бы избежать, если бы каждому ребёнку прямо на первом же уроке уверенно, твёрдо, говорили бы, что при любой проблеме, в школе или дома, нужно обращаться к учителю? Вместо этого, обращение к учителю стало признаком слабости и даже стукачества, как в тюрьме.

Стоит ли удивляться тому, что ребёнок подпадает под влияние тюремной культуры, двора, интернета, если учитель осознано самоустраняется? Если учитель не то, что не помогает, а ещё и вредит, оскорбляет? Если вы кричите на ребёнка, то первый же человек, который отнесётся к нему серьёзно, с уважением, заменит вас.

Ну ладно, поддержка. Так ведь если ребёнку неприятен учитель, значит он и руку тянуть не будет, а это уже влияние на качество образования, прямой функции школы. Вместо проводника интереса ребёнка к науке, учитель становится стеной, об которую любой интерес разбивается.

Влияние страхом применяется и к родителям, которые сами воспитывались в подобных школах, и для них нет ничего ужасней разговора с учителем. Советские родители всегда шли по пути меньшего сопротивления и становились на сторону учителей. И даже применяли насилие к собственным детям прямо в классе.

Боязнь остаться с ребёнком без корочки заставляет давить ребёнка, пусть даже и ради его же блага. То есть на ребёнка кричат и в школе, и дома, из-за школы.

В школе я был старостой. Что это значит? Это почётно, или наоборот? Ну, в нормальной школе, такие позиции должны научить ребёнка основам лидерства, командной работы и организации. В тоталитарном стойле, это всего лишь способ переложить на детей часть обязанностей учителей... и дворников. Старосты были обязаны распределять детей по местам дежурства, и должны были сдавать школу в конце учебного дня. Одни обязанности, никаких прав.

Однажды, моя классная руководительница позвонила мне домой после дня дежурства, и приказала вернутся в школу, потому что кто-то бросил кусок колбасы в коридоре. То есть вместо того, чтобы самостоятельно его убрать, она вызывает ребёнка из дома, который вернулся туда после тяжёлого дня работы, которую он и не должен был выполнять.

Это был жаркий весенний день, и домой я вернулся ужасно уставшим. И не только я страдал от усталости. В один из таких дежурных дней, такая же как я староста-старшеклассница, потеряла сознание и ударилась головой об пол. Хорошо помню, как резко она упала, будто кто-то перерезал ниточки у куклы.

Это заблуждение людей, которые не понимают детей — что у них нету усталости, а ноют потому, что дети.

С классной руководительницей у меня многое связано. Эта учительница истории была абсолютно запуганным, ничтожным существом, порождением тоталитарной системы. Как я и говорил, она давила детей, лишь бы не давили её.

Учитель абсолютно не контролирует себя с ребёнком, свой голос и свои руки. Большинство слышали эти прекрасные крики, многие испытали на себе удар металлической линейкой или подзатыльник. Учительница математики в моей школе постоянно унижала детей, и даже пугала младшеклассников старшеклассниками. Придут и опустят в унитаз головой. Хммм... опустят, опускание... снова тюрьма. Метастазы общества, в котором половина сидела, а другая охраняла.

Мы затронули одну очень важную проблему, которую я вывел в эпиграф: кто контролирует воспитателей и учителей? Если вас плохо обслужили в магазине, вы можете пожаловаться менеджеру. А кто контролирует воспитателей и учителей? Дети же не могут им ответить. Помните, «слушайся учителя».

А тех «слишком умных» детей, которые «создают проблемы» прямо указывая учителям на их дерьмо, просто сливают. В школе круговая порука, недовольного родителя отшивают, рассказывая сказочки про его ребёнка не краснея. Что делать подростку и родителям? Прийти с ружьём? Это общая проблема всех бывших тоталитарных государств. Слишком часто нет другого способа повлиять на ситуацию в суде, ЖЭКе, больнице кроме как прийти с ружьем. Тоталитарная система, которая захватила власть с помощью силы, понимает только силу.

После разрушения СССР, ко всем этим проблемам добавился ещё и капитализм. Когда всё в стране стало товаром, это произошло и в школе. Здоровье и успех вашего ребенка стало товаром. Хорошее отношение учителя стало товаром. Оценки, золотая медаль, экзамены. Дети, сдаём на класс.

Появился рынок доступа к ребёнку, к его вниманию. Школы заполонили всякие секции, фотографы, рекламщики брендов. Всё это, естественно, за процент директору.

Фактически, людей обложили данью, держа их детей в заложниках. А это уже статья уголовного кодекса.

И при всё при этом учителя имеют наглость ещё и жаловаться. Я понимаю, когда жалуются на зарплату, хотя работа с детьми уже должна быть наградой. Но когда стонут от того, что нужно заполнять журнал и проверять домашние задания? Бумажная работа в тёплом светлом помещении в окружении детей, какая каторга. Вот это уже должно было быть звоночком, что что-то в школе не так. Люди, которые отвечают за наших детей... не могут справиться с бумажками. Не могут сесть и разобраться в том, чем занимаются каждый день.

Если у тебя тяжёлая работа, разве ты не заинтересован в её облегчении, оптимизации, рационализации? Раз учителя этим не занимаются, значит они довольны текущей ситуацией, текущей, я не побоюсь этого слова, схемкой. Ведь это отличная отговорка от настоящей работы. Что-что, дети? Вы что не видите, что у меня журнал и стопка тетрадей? Вот и сидят, покрикивают на детей, читают с книжки, и заплывают жиром. В ширине своих задниц, учительницы могут поспорить с другими бюджетниками – силовиками.

При этом, когда речь заходит о репетиторстве, у учителя ВНЕЗАПНО появляется и время, и силы. То есть родители платят за образование два раза — налогами, и лично репетитору.

...

Теперь о том, как исправить ситуацию. К счастью, это возможно.

Само осознания тоталитарной природы российской школы это уже главное. Первый шаг решения проблемы, это её обнаружение. Теперь мы знаем, что нужно делать: готовить учителей понимающих, что они работают с детьми ради детей. Для этого нужно менять обучение в институтах.

Российские институты... Если человек четыре года отучился в высшем учебном заведении, и после этого орёт на ребёнка, значит этот самое заведение не сделало из него достойного человека, а просто дало ему корочку. Корочки, ещё одно наследие тоталитаризма. Вот только цена учительских корочек очень высока, ведь это дети. Нельзя допустить, чтобы в учителя шли люди, которые просто не любят математику и хотят читать с книжки. Не просто увольняйте учителя, а идите проверяйте, откуда он такой пришёл, и увольняйте профессора.

Нужно ясно говорить студентам, чем будет заниматься будущий учитель: работать с детьми. А значит, если детские сопли вызывают у вас отвращение, а смех желание подойти и вмазать, то вы явно не подходите для такой работы. Студент должен понимать серьёзность выбранной профессии: больше никаких курящих перед институтом девок, которые обсуждают вчерашнюю бухаловку, а через 4 года орут на детей, требуя уважения.

Конечно, учителя не должны быть монахами-паладинами, которые посвятили всю свою жизнь воспитанию детей. Но они должны понимать, что работают с детьми, что они одна из опор для них. И поддерживать ребёнка, а не как сейчас, стоять смотреть на него, как овца на новые ворота, и ожидать чего-то. Он себя хорошо ведёт? Какой хороший мальчик у нас, гордость школы! Что? Начался пубертат? Просто исключите. Нет ученика, нет проблемы.

Учитель должен СОЗДАВАТЬ хороших детей, а не ожидать, что они сами как-то получатся. И если у них проблемы, нельзя надеяться, что они сами с ними справятся. Каким бы гениальным не казался ребёнок, не справится.

Обучение должно быть максимально гуманистичным, то есть направленным именно на воспитание и работу с детьми, а не на повторение и проверку материала. Не все умеют смотреть, не все видят детскую нежность и ранимость, этому надо научить. Не надо заставлять учителей любить детей, не надо превращать ребёнка в идола. Нужно всего лишь человеческое отношение, равноправие. Относись к ребёнку так, как ты хотел бы, чтобы он относился к тебе.

Одним из типов подготовки будет игра в театре. Не постановка, не командование другими, а именно исполнение роли. Они научатся контролировать свой голос и носить красивые костюмы, выступать перед аудиторией. Увидят себя со стороны.

Им напомнят, что преступления против детей, в том числе и сексуальные, наказываются огромными сроками и строгим режимом. Они посетят тюрьму, в которой увидят, как живут те, кого потеряли учителя. Расспросят их о школьном опыте.

Уже работающие учителя и преподаватели ВУЗов должны будут пройти переподготовку. Я предлагаю устроить им буткемп, сборы: отправить преподавателей в лагерь на пару летних месяцев, и там отсеять всех самых нулячих, ненормальных, и черствых. Учителя, не прошедшие переподготовку, потеряют право работать в школах.

Воспитание детей, это демократия. СССР забрало это у людей, сделав всех равными в неволе. Все стали военизированными рабочими. Поэтому, у советских людей нету особого отношения к детям. Ребёнок? Что это такое? Если я работаю, то почему он отдыхает? Почему он не уставший? Школа, это всего лишь часть огромной проблемы отношения к детям и с детьми в бывших советских государствах.

Запомните. Одну. Вещь. Виноват всегда взрослый. Потому что ребенок полностью в вашей власти. От аборта, молока и языка, до оплаты обучения в институте. И если вы вините в чём-то ребёнка... вы уже проиграли.

...

Послесловие. Если бы я был министром образования:

  • Извинился бы за слова «главного психиатра страны» Зураба Кекелидзе о том, что «70-80 процентов школьников с отклонениями», и добился бы его увольнения.

  • Извинился бы за «детей-агрессоров» и добился бы увольнения того, тех, кто это придумал. Мамка твоя агрессор.

  • Разрезал бы парты на две половинки, добавил бы одну ножку и сделал бы одиночные учебные места. Ребёнок не должен делить своё личное пространство с кем-то ещё, не должен знакомиться или терпеть просто потому, что его посадили с кем-то. Не должен списывать и давать списывать. Логика за двойными партами, это логика тоталитаризма. Представляете, приходят дети с каникул, и обнаруживают СВОЁ учебное место? *смайлик с сердечками из глаз*

  • Ввёл бы школьную форму для учителей. Это уравняло бы детей и учителей в обязанности хорошо выглядеть, повысило бы серьёзность отношения учителя к своей работе, а также дало бы работу текстильной промышленности. Больше никаких душевых шторок размера XXL, у детей тоже есть глаза.

  • Отменил бы изучение биографий писателей. Никакого заучивания биографий богемы и выбивания из детей дат их рождения. Всё равно, детям дают не полную биографию, как они потом сами в институте узнают, потому что оказывается, что вот этот вот был голубым, вот этот вот наркоманом, а этот нацистом или коммунистом. Освободившееся время пустить на обсуждение прочитанного, декламацию поэзии и её изучение. Всех этих ямбов, и этих, как его... Вот видите, не знаю, а хотел бы знать.

  • Никакого алкоголя на территории школы, ни для выпускников, ни для учителей. Школа, это не ресторан. Не надо приучать детей к застольной культуре, к празднованию с шампанским. Организация выпускного также стала источником коррупции. В моей школе по праздникам, весь этаж, на котором находилась учительская, вонял вином.

  • В детском саду сделал бы дневной сон необязательным, кто хочет, может взять в постельку книжку или игрушку, чтобы тихонько играть.

  • Начиная с девятого класса, дал бы право родителям раз в месяц пропускать понедельник и вторник, чтобы вместе с выходными получить четыре дня на восстановление режима сна ребёнка, который нарушается под действием гормонов.

  • Заказал бы во все классы мультимедийную школьную доску, а также планшеты на каждое учебное место с использованием наших процессоров. Кроме облегчения обучения, это ещё и мощная поддержка отечественной компьютерной индустрии, что в итоге с лихвой вернёт затраты.

  • Законодательно запретил бы уборку школы детьми. Заявление министра образовании о необходимости вернуть уборку школы учениками «в воспитательных целях», прекрасно иллюстрирует всё сказанное мною. Советский министр считает, что дети-то, обленились! От того и проблемы у них, суициды всякие, что работают мало! За компьюхтером сидят! А как нам говорили в Советском Союзе, труд сделал из обезьяны человека. Возьмёт, уставший после учебного дня, ребёнок, тяжёлую тёплую влажную вонючую тряпку, и сразу культурно обогатится, станет личностью. Конечно же, они просто хотят использовать бесплатный бесправный труд, чтобы заткнуть хозяйственные проблемы неэффективной организации... как они и привыкли делать в СССР. Сами у себя в министерствах, естественно, с тряпочкой не ползают, используют оплаченный труд уборщиков, о своём характере не заботятся. Как же там Путин, не потерял ли он такое важное умение уборки? Если нет денег на уборщика, увольняйте учителя труда, физкультуры, пускай директор в конце концов убирает. Ну а что, ребёнку можно вручить тряпку, а здоровой бабе нет? Мы должны запретить уборку школы учениками, потому что уборка это всего-лишь предлог. Вашего ребёнка станут использовать для всего, от переноски тяжестей, уборки снега, и до вешания штор на высоте, и конечно же, уборки туалетов. Потому что если в школе нет уборщика, значит когда старшеклассники ради шутки обмажут стены говном, убирать заставят ваших детей. В прошлом году, одна маленькая гимнастка так заболела кишечной палочкой и пиелонефритом. Эй, гении, а вам не приходило в голову... что ребёнок убирает ещё и дома?

  • Кстати, насчёт Путина. Президент говорит детям о том, что будущее за роботами и искусственным интеллектом, а его министры-богословы предлагают вручить им швабры. Я бы заказал у нашей индустрии простейших рободворников, которые мыли бы коридоры, тем самым освобождая силы для уборки сложных поверхностей. Один дрон был бы большим и широким, для коридоров и уборки между партами в классе. А второй был бы миниатюрной коробочкой, которая резво протирала бы пыль с парт и подоконников, успевай только переносить с места на место. Для всего этого даже датчиков не нужно, просто заданные параметры и пути, робот проедет определённую дистанцию и повернёт или остановится сам. И всё это, да-да, на наших процессорах.

  • Отменил бы экзамен и оценку по физкультуре. Кому нужно, пускай сами проверяют физическую подготовленность выпускников. Это самое малое, что можно сделать сейчас. Нынешний урок физкультуры, когда парни гоняют мяч, а девочки болтают в сторонке, и за всем этим лениво наблюдает страдающий ожирением человек по кличке Глобус, который умеет только свистеть и вести физкультуру у девочек, никуда не годится.

  • Продвигал бы повышение учительской зарплаты с помощью сокращения штата силовиков. Потому что и силовики, и преступники, это дети, которые спали на уроках. Дети, которых потеряла школа. Ни казаки, ни разбойники не являются естественными частями общества, они не должны существовать.

  • Уволил бы школьных психологов. Про психологию и психиатрию будет отдельная статья, но если коротко: никто не пойдёт к психологу зная, что это автоматически повесит на него клеймо сумасшедшего. Именно учитель должен быть доверенным лицом ребёнка, и если у них с этим проблемы, что уже говорить о каких-то случайных людях с корочками психологов? Тем более, если мы посмотрим на недавние случаи насилия в школе, мы обнаружим, что «дети-агрессоры» уже состояли на учёте у психолога. Ну и как, ответили они за то, что их пациент решил убить сверстников?

Василий Мельник, 17 августа 2018

Эта статья стала возможной благодаря научному объяснению разума.